На главную Написать нам Карта сайта
Вопрос недели

А вы рады, что футбольный матч Россия - Бельгия пройдет в Воронеже?

 Ответы 
тексты, над которыми в данный момент работают журналисты электронная подшивка Молодой Коммунар: прошлое, настоящее, будущее сотрудничество ОБЪЕКТИВная реальность звоните, пишите, приходите!
Лыко в строку
События
Новости
Политика
Экономика
Общество
Культура
Спорт
Скандалы
Правопорядок
Коммунарочка
Ворон и еж
Наши акции
Гостевая
 

Подшивка

 

События

№ 5 (12492)
22 января 2009, четверг



Экзамен для власти



Правительство Воронежской области хочет стряхнуть с плеч тяжкие вериги бюрократии

Вчера состоялось первое заседание правительства Воронежской области, созданного в ноябре минувшего года. Корреспонденты «Коммунара» узнали, как будет функционировать новая управленческая структура и что члены правительства обсудили в первую очередь.
Открыл заседание правительства губернатор Воронежской области Владимир Кулаков, который теперь также исполняет обязанности председателя правительства. В своем вступительном слове глава региона назвал основные причины кадровых перемен и обозначил задачи, стоящие перед членами правительства.
– Совершенствуя структуру региональной власти, мы укрепляем вертикаль, созданную Президентом Владимиром Владимировичем Путиным. Выборы третьего Президента страны Дмитрия Анатольевича Медведева показали, что в России сформировалась реальная преемственность власти. Однако преемственность без развития – догма. Отвечать на новые вызовы времени, успешно двигаться по путинской траектории невозможно без обновления философии страны. И эта новая философия должна базироваться на четырех «и»: институты, инвестиции, инфраструктура, инновации. Я бы добавил и пятое «и» – интеллект.
Надо сказать, что все эти годы Воронежская область двигалась в правильном направлении: с 68-го места переместилась на 18-е в рейтинге инвестиционных рисков, у нас растут технопарки, научные разработки позволяют получать стабильные урожаи. Однако в последнее время быстрому достижению конкретных результатов стали заметно мешать бюрократические «рогатки», разобщенность структур, несогласованность действий, – отметил Владимир Кулаков. – Я уверен, что формирование областного правительства поможет стряхнуть с плеч эти тяжкие вериги.
Сокращение исполнительных органов с тридцати шести до двадцати семи, создание одиннадцати укрупненных департаментов, несомненно, повысят управляемость, качество исполнения работ и ужесточат контроль над исполнением принятых решений.
Затем председатель правительства напрямую обратился ко всем присутствующим:
– Я призываю всех собравшихся осознать всю масштабность взятых на себя обязанностей. Нестабильная ситуация, связанная с кризисом, будет экзаменом для власти. Перед нами стоит непростая задача развивать инновационную составляющую экономики при сохранении существующего уровня социального обеспечения. Это обещал Президент России Дмитрий Анатольевич Медведев в своем послании к Федеральному Собранию: социальные проекты сворачиваться не будут. Кроме того, правительство обязано работать открыто, на базе широкой консолидации с общественными структурами, например Общественной палатой Воронежской области, отраслевыми и предпринимательскими объединениями граждан, духовенством, – подытожил Владимир Кулаков и сразу же перешел к повестке дня.
Первым вопросом в ней значилось формирование президиума правительства. В итоге в него вошли вице-губернатор Андрей Колядин, а также первые заместители председателя правительства Надежда Сафонова и Леонид Селитренников, заместители председателя Андрей Соболев, Вячеслав Клейменов, Александр Цапин, Александр Сергеев, Игорь Паринов, Александр Спиваков, Владимир Попов, Юрий Савинков.
Остальные пять вопросов были посвящены самым злободневным темам: социально-экономической ситуации, сложившейся в Воронежской области; государственному регулированию тарифов на продукцию и услуги предприятий топливно-энергетического комплекса, ЖКХ, транспорта и непроизводственной сферы области; программе газификации региона на 2009 год.
Указом Президента Медведева наступивший год объявлен Годом молодежи. Поэтому областное правительство заслушало доклад об основах региональной молодежной политики и обсудило, как наполнить ее конкретными мероприятиями и подкрепить финансово. Последний вопрос повестки дня был посвящен программе лекарственного обеспечения граждан, страдающих социально – значимыми заболеваниями.

Большая часть первого заседания областного правительства проводилась в закрытом формате, однако журналисты догадывались о том, насколько жарко развернулись дискуссии по голосам, доносившимся из-за дверей. На перерыв члены правительства вышли только через три часа – и к этому времени успели обсудить всего три вопроса. Впрочем, члены правительства Воронежской области не выглядели уставшими. Наоборот, – от них настолько веяло бодростью и позитивной энергией, что журналисты предположили: с обретением нового статуса в воронежских чиновников вдохнули и вторую жизнь.
– Да, вопросы рассматриваются очень глубоко, даже излишне. Если продолжать в таком же духе, то следующие заседания правительства, – на которых будет не шесть вопросов, как сегодня, а двадцать, будут длиться неделями, – пошутил вице-губернатор и руководитель аппарата губернатора и правительства Воронежской области Андрей Колядин. Впрочем, он отметил, что в дальнейшем обсуждение будет менее детальным, так как задача правительства – решать более общие и глобальные вопросы.
– Мне было очень интересно, – поделился впечатлениями от заседания заместитель председателя правительства Александр Цапин. – Могу вам сейчас с точностью сказать: первый блин вышел не комом. Структуру всегда надо реформировать, потому что идеалов не бывает. Одним из важнейших факторов успеха в условиях кризиса станет повышение ответственности каждого специалиста, работающего здесь, на пл. Ленина, 1. Говоря по-простому, чиновник должен держаться за черенок лопаты, а не советовать из подворотни. Нужно работать на результат.
Кроме того, у нас есть талантливая молодежь, которую надо подтянуть к решению стоящих перед нами задач. На сегодняшнем заседании я вспомнил исполкомы советских времен – коллегиальные органы власти. Очень важно, что высшие чиновники могут теперь обсуждать какие-то вопросы, глядя друг другу в глаза. Потому что каждый вопрос повестки дня касается не только руководителей профильных ведомств – он касается всех, собравшихся здесь. Мы совместно должны выработать меры, которые помогут остановить падение экономики.
Например, в прошлом году программу газификации мы утвердили в мае. А теперь решили сделать это сегодня, чтобы иметь возможность провести конкурсы и укладывать трубы в теплое время года, а не долбить мерзлую землю в ноябре.
Александр Цапин поделился с журналистами некоторыми рецептами, которые члены правительства прописали воронежской экономике. Например, строительным организациям, чьи мощности сейчас задействованы всего на 50% из-за падения спроса на жилье, предложат принять участие в федеральных целевых программах. Сегодня Воронежская область подготовила заявки на участие в таких из них, как строительство и капитальный ремонт дорог на сумму 1 млрд. рублей, строительство второй очереди Нововоронежской АЭС с объемом инвестиций на 2,5 млрд. руб., а также расселение жильцов из ветхого и аварийного жилого фонда с объемом капиталовложений до 1,6 млрд. рублей. Кроме того, за счет областного бюджета будут частично компенсированы затраты на приобретение жилья для офицеров запаса.
– Конечно, эти меры закроют только треть проблем. А остальные две трети должен решать руководитель предприятия.
Кстати, список предприятий, которым будет оказана поддержка, уже утвержден.
– Но главное не список, – резонно заметил вице-председатель правительства Цапин. – Главное – разработать эффективный механизм, благодаря которому предприятия получат реальную помощь.
Отныне заседания областного правительства будут проходить в последнюю среду каждого месяца. В будущем возможны внеплановые и выездные заседания. А все оперативные вопросы будет решать президиум правительства в том составе, который был определен на его первом заседании.

Наталья Янчева





События

№ 5 (12492)
22 января 2009, четверг



Спустили с небес на землю



Скандальный «перелет» иркутского военного вуза закончился мягкой посадкой

У курсантов Воронежского военного авиационного инженерного университета сейчас вовсю идут занятия. А ведь совсем недавно только и было разговоров, что об иркутском институте, который «перебрасывают» в Воронеж.
Объединение двух военных вузов началось со скандала. В начале января матери курсантов и часть гражданского персонала института объявили голодовку, требуя от Минобороны отменить решение о передислокации сибирского военного вуза в Воронеж.
Страсти, наконец, утихли. Иркутские курсанты в большинстве своем раздумали писать рапорт об отчислении и взялись за книжки. Почти все две тысячи студентов продолжат обучение в Воронеже.
Курсанты Воронежского военного авиационного инженерного университета (ВВАИУ) присматриваются к новичкам. И смакуют историю про то, как сибиряки заявили, что в вузовской столовой кормят, как в «ресторане».
– Это правда, в Иркутске нас кормили хуже. Тут в столовке на обед и сыр, и сосиски. Там меню было скромнее. Хорошо в Воронеже, но дома лучше, – вздыхают иркутские курсанты.
– Ага, – подхватывает хмурый паренек, видать, особенно тоскующий по дому, – к тому же тут и в казармах тесно.
В Иркутске было просторнее.
Геннадий Зибров, начальник ВВАИУ, уверяет: это временные неудобства. Мол, в ближайшее время институт построит как минимум четыре студенческих общежития на 2,5 тысячи мест. Хватит всем. Причем будущие офицеры жить в них будут чуть ли не с первого курса. В то время как сейчас «младшие» группы квартируют в казармах.
Пока же место для сибиряков освободили, отправив воронежских курсантов, тех, у кого не было нареканий по учебе и дисциплине, по домам.
Сибиряки завидуют. Большинство из них не скоро увидит родной Иркутск.
Решение о «переезде» военного вуза в Воронеж было «реактивным». Многие так и не успели проститься с родными. Времени на раскачку не дали. Вещмешок в руки – и в военный самолет.
А вот первокурсник Станислав совсем скоро увидит мамку. Он уже пакует «чемодан» (на снимке). Этот паренек – один из семи иркутских студентов, которые все же решились написать рапорт об отчислении.
– У вас тут дисциплина строже. Говорят, двух наших уже отчислили за нарушение устава. Вроде как за пьянку. В Воронеже все – по уставу. И учиться сложнее. Впрочем, я рапорт написал еще в Иркутске, когда узнал, что учиться нас отправят за тысячи километров от дома. Но тогда суета была. Разбираться со мной не стали – некогда было, а быть может, надеялись, что я передумаю. Но я своего решения не изменил, – уставился в пол Станислав. Теперь уже бывший студент
ВВАИУ сидит на чемоданах в пустой казарме. Все однокурсники – на занятиях.
Майор Винокуров, тоже прилетевший из Иркутска, говорит, что вначале многие курсанты думали писать рапорт об отчислении. Однако приехали в Воронеж, осмотрелись – и решили учиться дальше. Все оказалось не так страшно, как они представляли.
Винокуров, кстати, признается, что не горел желанием уезжать из Иркутска. «Во-первых, получать я здесь буду в два раза меньше. «Северных»-то не будет. Во-вторых, я семейный. В Иркутске осталась жена с маленьким ребенком», – объясняет майор. И говорит, что предложение перебраться в Воронеж принял после того, как ему пообещали дать ведомственную квартиру, устроить ребенка в садик и найти для супруги работу в институте.
Кстати, воронежский военный вуз на собственные средства уже построил 150 квартир. Другие 200 выкупило у застройщиков Минобороны, когда стало известно о том, что иркутский военный институт переедет в Воронеж. По словам Геннадия Зиброва, до конца года в ВВАИУ не останется «бесквартирных» преподавателей. На очереди – еще двести квартир, новоселье в которых справят уже в этом году.
Между тем далеко не все офицеры польстились на заманчивое предложение. В итоге из Иркутска в Воронеж переберутся лишь сто пятьдесят человек, треть всего преподавательского состава.
Впрочем, руководство воронежского военного вуза утверждает, что нужды в переезде всех преподавателей и нет.
– Мы и этим составом без проблем организуем учебный процесс, в том числе по профессиональным дисциплинам. А уж с общеобразовательными предметами, такими как физика, математика, проблем и вовсе не возникнет. Воронеж – вузовский центр. И у нас достаточно своих высоко­классных педагогов, – объясняет начальник воронежского военного вуза.
«Коммунару» Геннадий Зибров рассказал, что в ближайшее время учебная база ВВАИУ пополнится новейшими интерактивными тренажерами. Кроме того, из Иркутска уже прилетела вся необходимая учебная литература. И на «Балтимор» продолжают прилетать военные самолеты. Теперь – с оборудованием для классов.
Руководство военного института не сомневается, что ВВАИУ станет крупным учебным центром, где будет сосредоточена передовая научная база в области военной авиации.
Передислокация иркутского вуза – начало реформы военного образования, в результате которой из 64 существующих военных вузов в России останется лишь десять учебных заведений.
Авиационно-инженерные институты останутся только в Москве и Воронеже. Причем до 2010 года в ВВАИУ «перебросят» курсантов и преподавателей из Тамбова и Ставрополя.


Татьяна Дорофеева, Михаил Кирьянов (фото)





События

№ 5 (12492)
22 января 2009, четверг



Три недели под «Градом»



Обычных для Израиля январских дождей на юге страны почти не было. С неба падали только хамасовские ракеты

Когда звучит сирена, у вас есть 45 секунд, чтобы укрыться. Если дом старой постройки и в нем нет специального убежища (с 1993 года, после обстрелов со стороны Ирака, строителей обязали каждую квартиру оснащать комнатой с укрепленными стенами и бронированными ставнями), нужно просто выбрать наиболее безопасное место – «мамад».
То есть желательно – помещение без внешних стен и без окон. Обычно это площадки нижних этажей в подъезде. Иногда утром сирена выполняет роль будильника – тогда, чтобы не терять времени, вы просто заворачиваетесь в одеяло и спускаетесь по лестнице, кивая на ходу заспанным соседям.
Подробную инструкцию о том, как вести себя во время ракетного обстрела, мне выдали на улице. Солдат службы тыла, дежуривший на перекрестке, заметил направленный в его сторону объектив, подошел и обратился на чистейшем русском: «Вот, прочитайте и будьте осторожны. И не фотографируйте солдат, пожалуйста».
Инструкция оказалась тоже на русском. Скорее всего, у них были заготовлены разные – на иврите, русском, английском. Этот отпечатанный на ксероксе листок потом приехал со мной в Россию – вместе с крестиком, освященным в Иерусалиме, бусами с арабского рынка и веточкой оливы из Гефсиманского сада.
Билеты туда и обратно были куплены еще в сентябре. Тогда сами израильтяне еще ничего толком не знали о готовящейся операции «Литой свинец». Она началась за два дня до моего приезда. И через двое суток после возвращения в Воронеж закончилась. Я гостила в Ашдоде – это около 40 километров от границы с сектором Газа.
На самом деле не так все страшно. В городе – одна, две, максимум три ракеты в день. Иногда – ни одной. Тишина.
Местные жители по сигналу тревоги совершают поход в «мамад», как обязательное упражнение, и возвращаются к повседневным делам. Одна из сирен застала в супермаркете: продавцы спокойно провели посетителей во внутреннее помещение, никакой паники, вообще никаких эмоций. Спокойные, сосредоточенные лица. Мужчины, женщины, старушки, молодая мама с грудничком на руках. Через пять минут, когда опасность миновала, как ни в чем не бывало восстановилась рассыпавшаяся очередь к кассе.
– Стреляют уже который год. Все привыкли, – объяснили мне. – Даже во время официально объявленного перемирия обстрелы со стороны Газы и теракты не прекращались. Да, сейчас, после начала операции, ракет стало больше. Но мы понимаем, мы готовы еще потерпеть – лишь бы это когда-нибудь закончилось совсем. Раз и навсегда.
Эмоций прибавилось 9 января – когда Ассамблея ООН вынесла резолюцию о прекращении огня. Многие опасались, что правительство действительно может свернуть начатую операцию. Все, с кем довелось говорить об этом, считали: «Тогда потери, уже понесенные за эти дни обеими сторонами, совершено бессмысленны. Тогда не стоило ничего и затевать».
Что дало шестимесячное перемирие, которое длилось с июня по декабрь 2008-го? ХАМАС, сам продолжая время от времени постреливать, использовал предоставленную передышку, чтобы лучше вооружиться. Если раньше под обстрел попадали израильские города на расстоянии 20–25 километров от границы с Газой: Сдерот, Нитевот, Ашкелон, – то теперь дальность ракет увеличилась до 40 км, и в прифронтовую зону вошли уже Ашдод и Беэр-Шева.
Докопаться до истоков этой войны так же трудно, как и постараться разглядеть на горизонте ее конец. В 2005 году произошло так называемое «размежевание»: Израиль не только полностью вывел свои войска из Газы, но и снес все свои населенные пункты на этой территории. «Во имя мира» отсюда были переселены около 20 000 израильтян, многие из них – насильно. Казалось бы, чего еще? Никто больше не вмешивается, налаживайте здесь жизнь, как считаете нужным. Но в Газе как не было, так и нет своей экономики. Есть только оружие и фанатичная готовность продолжать беспощадную войну с «неверными».
Чего хотят палестинцы? Непрерывности арабских территорий. Они отказываются рисовать государство Израиль на своих картах.
7 января по радио передали: достигнута договоренность о ежедневном прекращении огня на три часа, с 13.00 до 16.00, – для предоставления гуманитарного коридора. Конечно же, взаимное прекращение. Несмотря на это, 8 числа в указанное время взорвались ракеты в Ашкелоне и Сдероте, еще через день – в Ашдоде. «У них часы неправильно идут», – стало любимой шуткой в эти дни.
Со стороны Газы на Израиль сыплются «Грады» и самопальные «Кассамы». «Град» – штука неуправляемая. Летит, куда Аллах пошлет. Может разорваться на пустыре, за городской чертой, а может – в жилом районе. В Ашкелоне ракета попала в школу, в Ашдоде – в детский сад. Жертв не было: садики и школы в прифронтовой зоне с конца декабря закрыты. Школьники общаются с учителями и выполняют задания через интернет. Если в семье маленькие дети, один из родителей имеет право временно не работать, государство компенсирует ему зарплату. Тыл поддерживает фронт, север поддерживает юг. Многие жители севера приглашают жителей прифронтового юга с детьми приехать и временно пожить в их семьях. На балконах, на частных машинах – государственные флаги Израиля. В Сафари-парк и зоопарк в Хайфе нас пропустили бесплатно – как жителей территорий, подвергающихся обстрелам…
– Час назад в Газе погиб офицер.
– Наш?
Сперва вырывается этот вопрос, и только потом я понимаю: бессознательно язык не повернулся произнести «израильский».

Чечня, Абхазия, Осетия... Они были ближе, но оказались дальше, оставшись на страницах газет и экранах телевизора. А в чужой стране, там, где стоишь в «мамаде», завернувшись в одеяло, среди соседей, говорящих на другом языке, – там само собой, непроизвольно появляется общее с ними «наш».
Но я изо всех сил стараюсь быть беспристрастной и объективной.
Счет погибших палестинцев идет на тысячи и несопоставим с израильскими потерями – это правда. Ракетные установки в густонаселенных районах Газы под прикрытием живого щита, мечетей, школ и больниц – тоже правда. И памятник подросткам (их было 21), погибшим несколько лет назад в тель-авивском дельфинарии, где взорвал себя смертник-террорист. И обелиск жертвам терактов в Ашдоде, где пополняющийся список имен заканчивается пока 2007 годом, и на граните остается свободное место для следующих…
В этой стране все близко. Хайфа, Тель-Авив и Яффо, Иерусалим. Все это я увидела своими глазами. Бродила босиком, закатав джинсы, по щиколотку в Средиземном море. Ела оливки и финики прямо с ветки. Большую часть года здесь настоящая засуха, но города нарядные и зеленые: пальмы, клумбы, газоны, аккуратно постриженные цветущие кусты в каждом дворе. Каждый метр освоенной земли пронизан системой полива – трубочки с отверстиями, куда подается вода. (Сразу вспоминается наш чернозем, на котором вырастить такие райские кущи было бы куда менее затратно… но увы.) Дома с открытыми террасами и балконами на первых этажах – многие без решеток и высоких заборов: здесь очень спокойно. Так, стоп! Надо быть беспристрастной. Может быть, для этого надо пару дней побыть в Газе?
Мечтала попасть к Иордану, но меня отговорили, хотя были готовы поехать вместе на машине.
– Сейчас из-за событий в Газе там может быть неспокойно, лучше не мозолить глаза израильскими номерами. Да и вообще… Все-таки, согласись, это так очевидно: арабы спокойно ходят по любым улицам, работают здесь, торгуют на рынках. А вот не арабу в арабском квартале лучше не появляться.

С вечера субботы, 17 января, после того как Израиль заговорил об одностороннем прекращении огня, палестинские террористы усилили обстрел. Уже в Воронеже я получила электронное письмо из Ашдода: один «Град» разорвался в скверике, где мне так нравилось гулять, другой – позади двора, где я фотографировала огромный кактус опунцию. Есть раненые, погибших нет. Учиться пошли пока только старшеклассники, они занимаются в бомбоубежищах и специальных защищенных помещениях. Муниципалитет сообщил: младшие классы и детские сады начнут работать только после особого разрешения службы тыла.
В понедельник, 19 января, по сообщению израильских СМИ, возобновлена торговля с сектором Газа: туда ушли первые грузовики с израильскими бананами и помидорами.
В тот же день к востоку от Рамаллы получил тяжелое ранение ехавший на своей машине израильтянин. Огонь вели из палестинского автомобиля. Начальник военной разведки генерал Амос Ядлин предостерег: ХАМАС приложит максимум усилий к тому, чтобы терактами против израильтян «исправить впечатление» от окончания боевых действий в Газе.
А я привыкаю, услышав в Воронеже сирену «скорой помощи», не прислушиваться первые две секунды – не та ли эта сирена.

Альбина СИНЁВА, фото автора, Воронеж – Ашдод





Новости

№ 5 (12492)
22 января 2009, четверг



Теперь считаем от пяти



По ведомственной программе социальной поддержки многодетных семей, разработанной по инициативе губернатора Воронежской области Владимира Кулакова, получат помощь 90 семей, имеющих пять и более детей. Общий объем финансирования программы составит 101 млн. рублей, что в два раза больше, чем в прошлом году.
В 2009 году, в частности, будет приобретено жилье для 30 многодетных семей. Еще 46 многодетных семей станут обладателями микроавтобусов, а 14 семей получат мини-тракторы. В целом до 2010 года областное правительство планирует улучшить жилищные условия 64 семьям, для 96 семей приобрести микроавтобусы «ГАЗель», а еще 29 многодетным семьям подарить мини-тракторы с комплектом навесного оборудования.






Новости

№ 5 (12492)
22 января 2009, четверг



На балу не надо скупиться



Завтра, 23 января, в Воронежском государственном академическом театре драмы им. А. Кольцова состоится традиционный Губернаторский благотворительный бал.
Вот уже несколько лет по инициативе губернатора Владимира Кулакова и с благословения митрополита Воронежского и Борисоглебского Сергия на благоторительном балу собираются средства для больных воронежских ребятишек.
В этом году в числе приглашенных на бал – руководители областной законодательной и исполнительной власти и муниципальных районов области, представители крупнейших предприятий, организаций и бизнес-структур в сфере строительства, транспорта и связи, члены общественных организаций, деятели искусства и культуры.
Для проведения благотворительного Губернаторского бала привлечены лучшие профессиональные и самодеятельные коллективы Воронежской области, в том числе Губернаторский оркестр, ансамбли «Воронежские девчата», «Ровесник», «Адекс» «Надежда», «Флэш», «Паветье» и т. д.
Напомним. что в последние несколько лет на благотворительные цели на Губернаторском балу собиралось более двух миллионов рублей.






Новости

№ 5 (12492)
22 января 2009, четверг



Эту песню не задушишь, не убьешь



Завтра в Воронеже стартует открытый городской фестиваль солдатской и патриотической песни «Защитники Отечества».
Фестиваль призван пропагандировать героическую историю нашего народа и славу Отечества, а аткже способствовать сохранению и дальнейшему развитию солдатской и патриотической песни.
Городской отборочный тур с участием победителей районных туров состоится 14 и 15 февраля в городском Дворце культуры, а заключительный гала-концерт и награждение победителей – 22 февраля в гарнизонном Доме офицеров. К участию приглашаются самодеятельные коллективы, солисты, авторы музыки и текстов, военные и гражданские организации. Победители будут названы по следующим номинациям: «Хоры», «ВИА» и «Рок-группы», «Вокальные ансамбли», «Солисты», «Песня Афганской войны». Организаторы обещают общественное признание и хорошие призы.






Новости

№ 5 (12492)
22 января 2009, четверг



Грузовик протаранил «Газель»



Крупное дорожно-транспортное происшествие произошло в понедельник в Павловском районе Воронежской области. При столкновении грузовика с пассажирской «Газелью» погибли три человека, еще трое получили травмы.
По неустановленной пока причине, на трассе «Дон» столкнулись грузовой автомобиль «Ford» и пассажирский микроавтобус «Газель». Прибывшие на место происшествия спасатели и бригада медиков достали из микроавтобуса еще живых пострадавших и доставили их в районную больницу. Сейчас их состояние оцениваю, как состояние средней тяжести.






Новости

№ 5 (12492)
22 января 2009, четверг



Выпил – сел за руль – в тюрьму!



Тем временем Нововоронежский городской суд вынес обвинительный приговор водителю, по вине которого погибли два человека.
Как выяснило следствие, в июне прошлого года подсудимый Неделькин управлял в ночное время автомобилем ВАЗ-21074 в состоянии алкогольного опьянения средней тяжести. В городе Нововоронеже он нарушил правила дорожного движения, не справился с управлением и врезался в стоявший на обочине «КАМАЗ». В результате ДТП двое пассажиров Неделькина, один из которых был несовершеннолетним, скончались от полученных травм.
В итоге Нововоронежский суд приговорил Неделькина к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права управлять транспортным средством сроком на три года.
Однако осужденный и его защитник обжаловали приговор и сейчас ждут решения кассационного суда.






Общество

№ 5 (12492)
22 января 2009, четверг



Память соединяет поколения



Их осталось только трое. Трое лискинцев – участников и свидетелей боев, которые шли на их земле в январе 1943-го. В эти дни исполнилось 66 лет со дня освобождения Правобережья Дона. Клавдия Матеркина, Алексей Синельников и Павел Недосекин вместе с жителями Лисок, сел Щучье, Петровское, Залужное пришли на митинг памяти к мемориалу «Щученский плацдарм», чтобы в очередной раз вспомнить тех, кто тогда остался лежать в сырой земле, смешанной с металлом бомб, снарядов и пуль.

Это стало уже многолетней традицией – собираться около постамента, на котором еще в мае 85-го, в честь сорокалетия Победы, установлен танк, участвовавший в боях за освобождение Лискинской земли. Позднее здесь были перезахоронены останки советских воинов, найденные поисковиками в местах ожесточенных боев в близлежащих населенных пунктах. Ни снег, ни мороз, ни зимний студеный ветер – ничто не может остановить тех, кто приходит сюда в памятную дату начала Острогожско-Россошанской операции, которая стала началом большого наступления наших войск по всему Воронежскому фронту. Эта маленькая победа, позволившая освободить правый берег Дона, дала многим надежду на то, что придет и она – Великая Победа!
Да, можно было бы перенести это мероприятие в теплый зал какого-нибудь клуба или музея, но лискинцы понимают: надо быть здесь, ведь души погибших ждут этой незримой встречи.
Об этом говорила на митинге заместитель главы района Раиса Фурсова, особо обращаясь к молодому поколению:
– К сожалению, наши ветераны стареют, их становится все меньше и меньше. Юноши и девушки, ребята-школьники, помните советы старших, помните историю своей малой родины и страны! Передавайте из уст в уста, из поколения в поколение, что эта земля – священная.
А глава Щученского сельского поселения Михаил Потапов подчеркнул:
– Сказано: «Никто не забыт, ничто не забыто!» Мы передаем эту истину нашим детям, внукам. И так будет всегда.
– Мы приложим все силы, чтобы юные жители Лискинского района, кто родился здесь и сделал свои первые шаги в мирное время, кто, возможно, продолжит свой жизненный путь вдали от малой родины, помнили о Великой Отечественной войне. И не только из учебников. Рассказы очевидцев страшных боев, голода, немецкой оккупации не оставят сердца детей и подростков пустыми и безучастными. Это большая ответственность – хранить и передавать историю страны будущим поколениям. А наша задача – сохранить для них мир, – так говорила Елена Полуэктова, директор Залуженской средней школы, представлявшая на митинге учительство района.
От имени молодежи с ответным словом к ветеранам и всем взрослым обратились представители лискинского отделения антифашистского движения «Наши». Их лидер – Алена Найданова – была искренней:
– Создание нашей организации – это ответ на угрозу распространения нацизма, фашизма и расизма в среде молодых. Мы – патриоты, мы те, для кого наша страна – «наша крепость». Мы – внуки тех, кто своими жизнями, страданиями, искалеченными судьбами заплатили высокую цену за то, чтобы уничтожить «коричневую чуму». Тем, кого сегодня с нами нет, – честь и слава, а вам, дорогие наши ветераны, – низкий поклон!
Память павших на полях сражений участники митинга почтили минутой молчания под троекратные ружейные выстрелы, а потом возложили цветы к мемориалу. А после все были приглашены на центральную усадьбу местного хозяйства. Гостей встретили по русскому обычаю: хлебом-солью. Раиса Фурсова и председатель горрайсовета ветеранов Раиса Реброва вручили подарки ветеранам-именинникам. Тут же были накрыты праздничные столы с угощениями. Региональный директор предприятия «ЭкоНиваАгро» Александр Рыбенко и его сотрудники устроили настоящий праздник для ветеранов. Ученики местной школы подготовили небольшую концертную программу, а выступление ансамбля «Придонье» даже заставило многих подняться с мест и «тряхнуть стариной». Седовласые мужи и чуть застенчивые их подруги под музыку и звон орденов и медалей, красовавшихся на груди, вальсировали по залу. А потом все вместе пели «Катюшу» и «День Победы».

Елена Куликова,Лискинский район





Общество

№ 5 (12492)
22 января 2009, четверг



И погорельцы, и молодые иждивенцы



– все идут в общественную приемную Путина

С сентября 2008 года в Воронеже работает общественная приемная лидера партии «Единая Россия» Владимира Путина. Чаще всего сюда обращаются люди, которые уже стоптали ноги, перемещаясь по чиновничьим кабинетам, и «приемная Путина» для них становится последней надеждой. С гражданами регулярно встречаются депутаты Государственной и областной Думы, губернатор и другие представители областной власти. Вчера в проблемы и беды жителей Воронежской области вникал спикер облдумы Владимир Ключников.
Первые посетители – жители 20-квартирного дома села Стрелица Семилукского района. В конце 2006 года в старом доме случился пожар, большинство квартир пришло в полную негодность, кое-где обвалилась крыша. Когда случилась беда, областной бюджет предоставил свою помощь пострадавшим, предложив «выкупить» аварийные квартиры по 16 тысяч рублей за квадратный метр. Но для погорельцев купить новое жилье оказалось проблемным из-за ограничений, в которые их поставила муниципальная власть, – новое жилье не должно было быть меньше потерянного.
«Таковы инструкции», – пожимали плечами чиновники. По этой причине некоторые семьи, которым удалось найти подходящее жилье, добавив к обещанной сумме свои сбережения, не смогли его приобрести, так и оставшись «бездомными». Причем несколько человек до сих пор живут в аварийном доме, поскольку денег на то, чтобы снять жилье, у них нет. Два года они живут без электричества, недавно перемерзли трубы водоснабжения. Зато квитанции на оплату жилья (в которые даже включается ремонт!) все семьи образцово получают.
«Мне докладывали, что эта тема уже закрыта, – вздохнул Владимир Ключников. – Оказывается, что это совсем не так. Я считаю, что ваш вопрос мы решим на уровне муниципалитета. Инструкции пишут люди, а значит, их всегда можно скорректировать. Я приеду в Семилуки и до 1 марта лично переговорю с каждой семьей, чтобы мы смогли определить, какой из вариантов для вас наиболее приемлем. И с квитанциями на оплату жилья разберемся…»
Основные проблемы, с которыми обращаются люди в общественную приемную Путина – вопросы ЖКХ, льготы и пособия, газификация сельской местности. Гораздо реже приходят граждане с жалобами на действия власти.
В последний месяц круг проблем несколько изменился, и связано это с экономическим кризисом. В общественную приемную люди стали обращаться по вопросам невыплаты заработной платы, увольнений, невозможности погашения кредитов.
Наверное, предприниматель Дмитрий Попов оказался пока не совсем «специфическим» посетителем. Пришел к председателю областной Думы за советом – как быть. Его предприятие арендует помещение, плату за которое арендодатель берет несправедливо высокую – на этих же площадях другие предприниматели платят за квадратные метры в полтора-два раза меньше.
Не секрет, что малое и среднее предпринимательство существовало за счет кредитов, как потребительских, так и кредитов для юридических лиц. Кредитование частного бизнеса в настоящий момент практически полностью прекратилось, объемы продаж также значительно упали, и у предпринимателя за аренду помещения накопился приличный долг, с которым он в одночасье справиться не может.
Владимир Ключников выслушал Дмитрия Попова достаточно внимательно. По правде говоря, было даже удивительно, что Владимир Иванович не отмахнулся от него: мол, твой бизнес – а мы-то тут при чем? Спикер пообещал организовать встречу с арендодателем, чтобы тот позволил выплачивать долг с рассрочкой, а также посоветовал обратиться в Воронежскую общественную организацию малого и среднего предпринимательства «ОПОРА».
«Вы не один такой, – сказал председатель областной Думы. – И нам нужно искать пути, чтобы поддерживать малый бизнес, а не губить его».
Но не всегда можно было услышать слова «поможем, разберемся». Обманывать и напрасно обнадеживать людей нельзя, считает Владимир Ключников. Люди должны прекрасно понимать, что может сделать власть, а что нет. Так было с жителями одного из сел Нижнедевицкого района, которые обратились в общественную приемную Владимира Путина по поводу газификации части села. Поскольку газ в село уже проведен, а домов, которые только сейчас захотели подключиться к газу, в проекте не было, они не могут рассчитывать на помощь областного бюджета. За свой счет делать проект и вести газ для семи домов очень дорого.
«Я вот председатель Думы, а дом моей матери не вошел в проект, – рассказал пришедшим женщинам Владимир Иванович. – Я ничего не мог сделать, только провести газ за свой счет».

Не мог напрасно обещать Владимир Ключников и быстрое разрешение жилищной проблемы молодой семье из Новой Усмани – в Воронежской области в очереди на улучшение жилищных условий стоит 25 тысяч семей, а за год было удовлетворено только 900. Можно, конечно, и возмущаться, что делается недостаточно, но есть цифры – бюджет области и так на 75% нацелен на решение социальных вопросов.
«Жаль, что среди молодежи все больше появляется иждивенческих настроений, – поделился после приема Владимир Ключников. – Требуют «дай», а сами работать не хотят. Молодую семью земля для строительства не устраивает, хотят получить квартиру, и как можно быстрее».
В целом в общественной приемной Владимира Путина положительно удается решать до 40% обращений. Учитывая, что приемная часто становится для граждан последней надеждой, это неплохой результат. В ближайшее время все общественные приемные председателя партии «Единая Россия» будут объединены в единую сеть, и работу с обращениями граждан можно будет отслеживать в режиме онлайн.

Наталия Осадчая





Общество

№ 5 (12492)
22 января 2009, четверг



Просто песня!



В фашистских и сталинских лагерях воронежского мальчишку спасли оперные арии

В Голливуде о судьбе 83‑летнего воронежца Михаила Краснопевцева наверняка сняли бы блокбастер. И уж, как минимум, история его жизни смело тянет на солидную повесть. В годы Великой Отечественной он мальчишкой был угнан в Германию, где провел в концлагере два с половиной года. После разгрома фашизма оказался узником уже других, не менее страшных лагерей – сталинских. Там от смерти его спасли незаурядные вокальные данные – Краснопевцев выступал в артистической труппе заключенных, которые ставили целые спектакли, исполняли оперы и оперетты. В годы заключения он пересекался со знаменитым тенором Вадимом Козиным и другими известными в мире искусства людьми.
Мы сидим и выпиваем «за все хорошее» на небольшой кухоньке Михаила Григорьевича. На улице мороз, а в его квартире тепло. Гостей греют не только батареи, но и неброское обаяние самого хозяина дома.
– Вот ведь, стариковская память, – сокрушается он. – Что было неделю назад – почти не помню, а события полувековой давности до сих пор стоят перед глазами!
Он родился в Воронеже в 1925 году, учился в одной школе с легендарным ученым-космонавтом Константином Феоктистовым, частенько гонял мяч в компании с ним и другими ребятами. А когда наступил страшный 37‑й год, в школе многое изменилось.
– Уроки по всем предметам начинались с изучения биографий Ленина и Сталина или с зазубривания их высказываний. И не дай бог перепутать хоть какую-нибудь мелочь! – вспоминает Михаил Григорьевич. – Учителя сразу же вызывали в школу родителей, грозили исключением. А в учебниках истории после того, как «разоблачали» очередного «врага народа», мы заклеивали лица вчерашних соратников Сталина. В тот год самым популярным именем, которым называли родившихся малышей, было Сталбер – производное от Сталина и Берии.
Перед войной Краснопевцевы жили в районе сегодняшней воронежской улицы Урицкого, и первый день фашистской оккупации города летом 1942 года отчетливо отложился в памяти моего собеседника.
– Я сидел на лавочке возле дома – вдруг прямо по улице катит немецкая машина с солдатами. Остановились, вылезли, начали о чем-то совещаться. Так для меня началась война, – рассказывает Краснопевцев. – Скоро меня с другими пленными погнали через Дон в сторону Курской области и заставили работать на строительстве укреплений. А потом – посадили в эшелоны и отправили в Германию. Так в самом конце 1942 года мы оказались в концлагере в самом центре Нюрнберга.
Там были только советские граждане, большая часть которых работала на вагоноремонтном заводе. Михаил попал в кузницу. Он особенно «полюбился» охраннику Мюллеру, который частенько «лечил» парня дубинкой по голове. А что там было выбивать, когда на любого заключенного можно было просто дунуть, чтобы он упал и уже не поднялся. Кормили похлебкой из недоваренной брюквы, в которой песок хрустел на зубах, иногда давали по три картофелины и 20 граммов комбижира. От такого рациона люди еле держались на ногах.
17 апреля 1945 года в Нюрнберг вошли американцы, а лагерная охрана еще до того сбежала, бросив своих подопечных на произвол судьбы. Освободители удивили пленников тем, что гусеницы на их танках были сделаны из особо прочной пластмассы – чтобы не портить асфальт в городах.
Как-то один американец случайно узнал, что Михаил любит петь (в самые тяжелые лагерные дни он иногда своим пением поднимал настроение товарищам по нарам), и попросил выступить на концерте для офицеров. Краснопевцев исполнил несколько русских народных песен, которые были приняты «на бис». После этого тот же американский офицер подошел к нему и предложил уехать в США, чтобы получить полноценное музыкальное образование, и даже вызвался помочь в этом. Парень только посмеялся над приглашением. Этот эпизод он потом частенько вспоминал – уже в других лагерях.
Когда солдаты США передавали освобожденных ими заключенных красноармейцам, те поначалу сочувствовали вчерашним узникам: «Бедолаги, сколько вы хлебнули в плену»… Но как только американцы уехали, все «сочувствие» как рукой сняло. «Фашистские прихвостни! Предатели!», – слышалось вокруг, и тогда Михаил впервые подумал о недавнем предложении уехать в Америку. Но было уже поздно…
В том же 1945‑м он вернулся в Воронеж, устроился токарем на завод «Электросигнал», а на следующий год его призвали в армию. Служить выпало в Москве. И в 1948 году прямо в расположении части секретаря ее комсомольской организации Михаила Краснопевцева арестовали. Кто-то из сослуживцев донес, что комсомольский вожак в разговоре с товарищами якобы посмел назвать Самого – «Иоськой». Как водится, ему впаяли 58‑ю – «политическую» статью (тут же припомнили и нахождение в фашистском концлагере), продержали пять месяцев (пока шло следствие) в Бутырке и приговорили как «изменника родины» к… расстрелу. Но после паузы, сделавшей бы честь хорошему актеру, служитель Фемиды добавил, что расстрел «заменяется лишением свободы на срок 25 лет в ИТЛ».
Итак – Инта, Коми АССР. Угольные шахты, которые на ближайшие четверть века должны были стать средой обитания Михаила. Кто-то из новых товарищей по нарам намекнул ему, что если он умеет петь, то лучше пусть поет, иначе – быстро загнется. Надо заметить, что в те времена почти каждый начальник лагеря старался собрать свою труппу из осужденных – наподобие театров крепостных актеров, мода на которые пошла с начала XIX века среди русских помещиков.
Я поинтересовался у собеседника историей происхождения его фамилии. Откуда она пошла, тот не знал, но считает, что именно вокальные данные – может ли не петь человек с такой фамилией? – спасли ему жизнь на Севере. Об этом новом этапе своей жизни Михаил Григорьевич вспоминает так:
– Там я встретился со знаменитым певцом Николаем Печковским – ведущим солистом Ленинградского театра оперы и балета имени Кирова (1924–1941 годы), народным артистом РСФСР, награжденным еще в 1939 году орденом Ленина. Он и стал моим учителем и кумиром одновременно. Его тогда называли «лучшим Германом СССР» – за непревзойденное исполнение партии Германа в опере «Пиковая дама». (В годы войны он временно оказался на оккупированной территории и по ложному доносу попал в ГУЛАГ, откуда вышел в 1954 году. – Л. Ш.). А художественным руководителем лагерного ансамбля был прямой потомок революционного мыслителя XVIII века Александра Радищева, носящий ту же знаменитую фамилию. Я спел несколько народных песен, и меня приняли в этот ансамбль. Выступали мы по всем праздникам, в репертуаре в основном были русские народные песни, но потом начали разучивать и оперные арии. Чаще всего «на бис» по заявкам начальника лагеря и старших офицеров исполнялась «Вдоль по улице метелица метет…». Как-то раз Радищев сообщил нам, что по этапу в лагерь прибыл Вадим Козин (популярнейший эстрадный певец начала 30‑х годов, тенор. В1943 году по личной просьбе Уинстона Черчилля, обращенной к Сталину во время Тегеранской конференции, Козина спецрейсом доставили из Москвы – выступить вместе с Марлен Дитрих и Морисом Шевалье на концерте в честь дня рождения британского лидера. В1944 году за отказ включить в концертную программу песни о Сталине и партии Козин был осужден на 8 лет ГУЛАГа, в 1950‑м досрочно освобожден. Был известен своей нетрадиционной сексуальной ориентацией. – Л. Ш.). Он мог украсить своим пением ближайший концерт, но вот незадача – его спрятало лагерное начальство из-за угроз блатных в адрес знаменитого артиста. Они, отлично зная о «немузыкальных» пристрастиях известного тенора, во всеуслышание объявили, что если тот открыто появится в лагере, то тотчас будет… кастрирован. Несколько недель Козина скрывали ото всех, а потом от греха подальше отправили отбывать наказание в другое место.
В феврале 1949 года Краснопевцева неожиданно пригласили в барак к «пахану». На столе – свежие помидоры, огурцы, лук, чеснок, жареное мясо, спирт. «Авторитет» попросил спеть что-нибудь, «чтоб слеза проняла», и Михаил, сытый и пьяный, восемь раз подряд (!) пропел бандюгану одну и ту же жалостливую песню о том, как мать провожала сына на фронт, откуда он так и не вернулся. «Шестерки» «пахана» еле доволокли снедь (все, что осталось на столе!) до барака, где жил Михаил с товарищами, разделившими эту нежданную трапезу. Уплетая все это, народный артист РСФСР Печковский заметил, что искусство необходимо еще и для того, чтобы артисты хоть иногда смогли по-человечески поесть…
У Михаила Григорьевича до сих пор хранятся зарисовки его ролей в лагерных постановках, сделанные кем-то из художников, отбывавших наказание рядом с ним (среди них – и Хасан Ахвердиев, чьи картины висят в Третьяковке). Примечательно, что Краснопевцеву приходилось, соответственно загримировавшись, исполнять на сцене и женские роли – в «Даме-невидимке» и «Слуге двух господ». В те времена даже в сталинских лагерях к таким «перевоплощениям» уголовники (не говоря уже о «политических») относились куда спокойнее, чем за «колючкой» сегодня.
– В лагере меня спасло только искусство, – уверен Краснопевцев. – Сколько раз нас после выступлений вызывали «на бис», да и отношение к артистам было более лояльным. Хотя (он мрачнеет. – Л. Ш.) сталинские лагеря в тысячу раз были хуже фашистских!
В немецком концлагере он провел два с половиной года, в ГУЛАГе – 9 лет. Освободился Михаил Григорьевич в 1956 году, а полностью реабилитирован был только в 1991‑м. Вернулся в Воронеж, трудился на заводе ТМП, продолжал выступать на сцене – пел в агитбригаде, работал художником-оформителем. Так незаметно и добрался до пенсии.
Кстати, сразу после освобождения из лагеря он немного успел пожить на Западной Украине под Львовом, где играл в футбол за местную команду. Там случайно встретил… Николая Печковского, который после освобождения из лагеря не имел официального разрешения выступать со сцены и пел полуподпольно. На таком концерте знаменитый артист и представил Краснопевцева, который спел несколько песен, как своего ученика.
Сейчас Михаил Григорьевич почти не поет – возраст не тот. И без того вся его жизнь оказалась одной длинной грустной песней…


Леонид Шифрин, Андрей Архипов (фото)





Спорт

№ 5 (12492)
22 января 2009, четверг



Николай Васильев: «Занимаюсь любимым делом, за которое еще и платят деньги»



Совсем недавно воронежский футбол отметил свое 100‑летие. За век на плодородных черноземных полях нашего края взросло, конечно, немало талантливых мастеров кожаного мяча. Но по-настоящему заметных успехов, всесоюзного признания добились буквально единицы. Среди них – мастер спорта международного класса Николай Васильев. Воспитанник воронежской футбольной школы, Васильев 12 сезонов радовал своей игрой и голами взыскательную столичную публику. На днях он встретился с корреспондентом «Коммунара», чтобы вспомнить былое и поговорить о дне сегодняшнем.

ИЗ ДОСЬЕ «КОММУНАРА»
ВАСИЛЬЕВ Николай Викторович. Родился 10 апреля 1957 года в Воронеже. Мастер спорта международного класса. Воспитанник футбольной школы «Труд». Выступал за команды: «Труд» Воронеж – 1974, «Торпедо» Москва – 1974–1985, «Факел» Воронеж – 1986, «Нистру» Кишинев – 1987–1989, «Тилигул» Тирасполь – 1990–1992, «Лада» Димитровград – 1993–1994, «Конструкторул» Кишинев – 1995–1996.
В высшей лиге чемпионатов СССР провел 182 матча, забил
45 голов. Финалист Кубка СССР 1977 и 1982 гг. В еврокубках провел
7 матчей и забил 4 гола. Победитель Спартакиады народов СССР (1979 год). С 1996 года на тренерской работе: тренировал юношеские команды «Торпедо» и ФК «Москва».

– Николай Викторович, расскажите о своих первых шагах в футболе?
– Недалеко от моего дома, где я родился и вырос, находился стадион Воронежского авиационного завода, там мы с друзьями проводили буквально все свободное время. И, конечно, было огромное желание записаться в настоящую футбольную секцию. Однажды мы с другом узнали, что идет набор в группу подготовки при команде мастеров «Труд». Не теряя времени даром, мы отправились на стадион и узнали адрес тренера – им оказался замечательный человек и наставник Борис Александрович Градов. Мы направились прямиком к нему домой. Узнав, по какому поводу наш визит, он удивленно спросил: «А что, запись в секцию проходит в квартире или на стадионе?» Но, поняв наше огромное желание во что бы то ни стало оказаться в настоящей футбольной команде, Борис Александрович подробно объяснил, когда и куда нужно подойти. Так я оказался в юношеской команде «Труд».
Моим первым учителем в футболе стал Серафим Алексеевич Андронников. В прошлом великолепный футболист, он оказался и отличным тренером. Помимо меня, его воспитанниками являются Виталий Слукин и Юрий Злых, Юрий Чеботарев и Евгений Фролов, Валентин и Юрий Суровы. Уверен: в том, чего мы достигли в футболе, есть немалая заслуга этого замечательного человека, который, к моему большому сожалению, не так давно ушел из жизни.
– Вы довольно в раннем возрасте пробились в команду мастеров. Какие воспоминания остались от дебюта в большом футболе?
– Свой первый официальный матч в составе команды, играть в которой мечтал с раннего детства, я не забуду никогда. Произошло все довольно неожиданно. Пришел на очередную тренировку, а тренер мне сообщает, что я включен в заявку на очередную игру «Труда» с командой «Зенит» (Йошкар-Ола). Оказавшись в компании таких известных игроков, как Владимир Проскурин, Владимир Янишевский, Вячеслав Борисов, Евгений Щеголев, Виктор Шамарин, Юрий Злых, я, признаюсь честно, немного оробел. А когда тренер «Труда» Василий Александрович Васильев минут за десять до конца матча сказал, чтобы я переоделся и вступил в игру, тут и вовсе страх меня обуял. Вышел к бровке, посмотрел на заполненный под завязку стадион, и у меня просто перехватило дыхание. И только вступив в игру, немного успокоился. Все прошло как в тумане, за отведенное мне время мяча я ни разу не коснулся, но боевое крещение прошел успешно.
Желание играть после дебютного матча многократно усилилось, и я с нетерпением ждал каждой следующей игры. Как мне показалось, на меня в Воронеже очень рассчитывали, но особо обо мне не беспокоились. Руководство команды посчитало, что парень молоденький, еще и шестнадцати нет, куда ж он денется. Но вышло все иначе.
– Какие же пути-дорожки привели вас в легендарное столичное «Торпедо»?
– С 1973 года меня стали привлекать в юношескую сборную России, в составе которой я стал победителем Спартакиады народов СССР. Турнир проходил в Алма-Ате, и как раз в то время московское «Торпедо» прибыло в столицу Казахстана на календарный матч с местным «Кайратом». В финале спартакиады мы обыграли сильную сборную Украины, и на том матче присутствовал весь тренерский штаб «Торпедо». Они взяли на заметку трех футболистов, игра которых, по всей видимости, произвела хорошее впечатление. Так меня, а также Андрея Редкоуса и Лешу Беленкова пригласили в столичное «Торпедо». Вопрос о моем отъезде решался на семейном совете, ведь мне, 16‑летнему парню, предстояло жить одному, без родителей в чужом городе. Но мама, отец и брат пришли к выводу, что такого шанса может больше и не быть, за что я им безмерно благодарен.
В общем, в начале сентября 1974 года я оказался в столичном «Торпедо». В день моего приезда автозаводцы играли в «Лужниках» со «Спартаком». После матча начальник команды Юрий Васильевич Золотов завел меня в раздевалку «Торпедо». Только там я осознал, в какой команде оказался, находясь рядом с Никоновым, Еськовым, Юриным, Сахаровым, Пахомовым. А чуть позже я близко познакомился с великими футболистами Эдуардом Стрельцовым и Валерием Ворониным. Порой мне даже не верится, что я был лично знаком с этими легендарными игроками.
– В «Торпедо» вы отыграли двенадцать лет, срок немалый. А какой матч и гол останутся в вашей памяти навсегда?
– На моем футбольном веку, конечно же, их было немало, но особняком стоит матч «Торпедо» – «Пахтакор» в 1979 году, в котором мне удалось забить пять голов! Это был день, когда у меня получалось буквально все. Когда я забил пятый гол, оставалось играть еще минут тридцать, и мне в этот момент стало как-то неловко перед партнерами. Я стал стараться выводить их на ударные позиции, хотя в тот вечер у меня было просто фантастическое везение. И если бы передо мной стояла четкая установка забить десять мячей, то, наверное, это можно было осуществить.
1979 год мне запомнился еще тем, что великий тренер Константин Иванович Бесков пригласил меня в свою команду. Речь идет о сборной Москвы, костяк которой составляли спартаковцы. Мне не всегда находилось место в основном составе, но тренироваться и играть с такими мастерами, как Юрий Гаврилов и Федор Черенков, было огромным удовольствием. Я очень органично влился в этот коллектив, и неспроста Константин Иванович пригласил меня в «Спартак». Скажу честно, желание перейти было, но в тот момент я не мог покинуть команду, которая для меня сделала очень много.
Также навсегда останутся в памяти два финала Кубка СССР, в которых, к сожалению, победу праздновали наши соперники. Из международных матчей отмечу домашний поединок Кубка УЕФА с немецким «Штутгартом», в котором торпедовцы одержали победу 2:1. Мне удалось забить важный гол, который к тому же оказался одним из самых красивых в моей карьере.
– И все же после стольких лет, проведенных в столичном клубе, вы решили вернуться в родной город, чтобы помочь «Факелу» пробиться в высшую лигу. Но задачу на сезон команда тогда не решила.
– Когда еще мальчишкой уезжал из Воронежа, у меня уже тогда была мечта вернуться в родной город и вновь сыграть за команду, в которой я начинал постигать азы футбола. И вот однажды моя мечта осуществилась. В воронежский «Факел» лично пригласил главный тренер Виктор Семенович Марьенко, и долго уговаривать меня не пришлось. Уже через два дня я был в своем родном городе, а на тренировке увидел очень много знакомых: Савченкова, Меровщикова, Сошенко, Лосева, Минаева, Пономарева. Из ЦСКА после службы в армии в «Факел» вернулся Валерий Шмаров.
Как вы понимаете, с таким составом стояла задача выхода в высшую лигу. Но для нашей команды тот сезон сложился неудачно, цель не была достигнута. К большому сожалению, 1986 год в моей карьере был самым неудачным. Мне до сих пор неудобно перед воронежскими болельщиками и перед командой, что тогда не удалось проявить свои лучшие качества.
– И в чем была причина?
– Этот вопрос я не раз задавал себе сам. Судя по всему, проработав двенадцать лет под руководством Валентина Козьмича Иванова, я привык к очень большим физическим нагрузкам. В Воронеже этого не было, я снизил требования, что быстро сказалось на моей игре. А футбол не прощает непрофессионального отношения к себе. По прошествии лет во всем виню только самого себя, и по сей день переживаю за тот неудачный сезон, после которого я серьезно задумался о завершении спортивной карьеры.
– Тем не менее с футболом тогда вы не расстались и еще десять лет выступали на довольно высоком уровне. Согласитесь, очень редко кому удается играть в командах мастеров до сорока лет. В чем секрет вашего спортивного долголетия?
– Крепкая семья, домашний уют, спокойствие, хорошее питание (за что хотелось бы сказать огромное спасибо моей супруге Татьяне) – одни из главных условий в подготовке спортсмена к играм и тренировкам. Очень благодарен своим родителям, которые одарили меня хорошим здоровьем. Не могу себя назвать ярым режимщиком, но тем не менее всегда старался не нарушать дисциплину. Вот, пожалуй, и все составляющие, благодаря которым удалось так долго играть в мой любимый футбол.
– Вышло так, что два наиболее значимых для вас клуба практически прекратили свое существование…
– Мне очень жаль, что команда «Факел» уже не выступает на высоком уровне. Аналогичная ситуация и в московском «Торпедо». Не хотелось бы вдаваться в подробности, но я был бы очень рад, если бы эти две близкие мне команды вновь заявили о себе и, как и прежде, радовали своей игрой миллионы поклонников.
– Закончив игровую карьеру, вы стали детским тренером. Чем вас привлекает эта работа?
– Приходя на родной стадион «Торпедо» имени Эдуарда Стрельцова, я знаю, что меня ждут ребята, которые будут ловить каждое мое слово, которые стремятся достичь в футболе больших высот. Я занимаюсь любимым делом, за которое еще и платят деньги – это ли не понятие о счастье? В футбольном клубе «Москва» сложился отличный тренерский коллектив, все мои коллеги в свое время поиграли на хорошем уровне, от общения с ними получаешь искреннее удовольствие. Так что моя жизнь навсегда связана с футболом!

Леонид ХРУЩЕВ





онлайн | подшивка | о нас | рекламодателям | фотоальбом | контакты
Сайт сделан в агентстве Вызов